23:29 

Кукла без ниточек

Дух-Хранитель
Похороним что угодно, кого угодно, где угодно - в пределах разумного.
Мерное тиканье часов, которые многое повидали на своём веку. На улице солнце, оно с любопытством заглядывает в окна, но в полумраке то ли гостиной, то ли рабочего кабинета - с улицы не разглядеть - ничего не видно. Только тусклое поблёскивание антикварной мебели, да невнятное движение - кто-то всё же там есть, в этой странной комнате. Только что была гроза и улица сверкает чистотой - может, гроза не ушла вовсе, может, затаилась там, за плотными шторами?
Скрип открывающейся двери, мелодичное звяканье колокольчика - с улицы вместе с солнечным светом и запахом свежей зелени входит человек. Человек ли? Кто только не заходил в эти двери, кого только не приветствовали гостеприимные хозяева - они всегда рады, для них любой гость желанен - потому, что просто так сюда не заходят.
Свет, заскочивший следом за гостем, на мгновение высвечивает присутствующих - за добротным столом сидит молодая темноволосая женщина, миловидное лицо и слишком серьёзные глаза, внимательно разглядывающие вошедшего. Вторая - чуть светлее - стоит у стеллажа с книгами. Заслышав колокольчик, она ставит книгу на полку и подходит ближе.
- Добрый день. Присаживайтесь, - взмах руки в сторону кресла. - Чем можем помочь? Кофе, чай?
- Благодарю, лучше чай, - серые глаза гостя с интересом смотрят по сторонам. Женщина уходит вглубь дома, а её - подруга? сестра? - продолжает рассматривать вошедшего. Посмотреть действительно есть на что - высокий, красивый мужчина, с правильными чертами лица, аккуратно очерченными скулами, золотистые волосы заплетены в длинную, ниже пояса, косу, сейчас ручным полозом лежащую на подлокотнике.
И глаза. Серые с прозеленью. Слишком тусклые для такого красивого лица.
Гость поднимает голову, встречаясь взглядом с хозяйкой.
Пустота и холод. И глухое, молчаливое одиночество, граничащее с отчаяньем.
Да, гость пришёл по адресу. Но знает ли он сам - зачем?
Со шкафа метнулось что-то синее - слишком ярко-синее для приглушённых тонов комнаты - и на колени к гостю плавно забирается синий зверёк.
Сворачивается клубочком, тычется носом в руку. Гость слегка удивлённо улыбается чуднОй зверушке и чешет её за ушами.
Вот ещё новости. Раньше конторский талисман не позволял себе такие вольности.
Вторая женщина возвращается с подносом - на нём фарфоровая чашечка и коричневые звёздочки печенья.
Гость с благодарным кивком принимает чашку и, отхлебнув, удивлённо усмехается и качает головой.
-... Я помню, помню. Семьдесят градусов, быстро взбивать, два зёрнышка белого перца...1
...Они-то откуда знают. Ну да неважно.
- Мяу? - на гостя снизу вверх смотрят два жёлтых глаза. Да, молчание пора нарушить.
- Скажите... - гость на секунду щурится, - а вы правда хороните всё?
- Только, если оно действительно мертво. И действительно ваше.
- Моё-то оно моё... - гость задумчиво вздыхает, надкусывая печеньице, - и мертвее не придумаешь. Вот только я не уверен, что оно похоронимо.
- Вы не верите, что мы можем его похоронить?
- Можно сказать и так. Но на вашем сайте это выглядело заманчиво. Я решил... - хищная ухмылка выглядит слегка натянутой, - удостовериться лично.
- Вот они мы, как есть все перед вами - улыбка темноволосой девушки ничуть не уступает, зверушка на коленях у мужчины фыркает с неприкрытым скепсисом. - И что вы желаете похоронить?
- Для начала я хотел бы знать, во что мне обойдутся столь... ммм, оригинальные услуги.
- Сумма рассчитывается индивидуально, в зависимости от сложности заказа. Ничего кроме денег мы с клиентов не берём.
- А если, - гость наклоняется и доверительно сверкает глазами, - если у клиента нет денег?
- Но ведь это же не ваш случай? - наклонившись в ответ, сверкает улыбкой женщина.
Гость понимающе хмыкает.
- В самом деле. Правда, я не совсем уверен, что я хочу похоронить. И хочу ли вообще. Если вы позволите, я зайду через несколько дней. Мне нужно обдумать.
- Как вам угодно.

... Когда за гостем закрылась дверь, в комнате стало ощутимо темнее - то ли солнце на улице скрылось за облаками, то ли просто светло было не от окна, а от тех солнечных лучей, что, казалось, запутались в волосах гостя.
- Интересный тип, - темноволосая эльфийка задумчиво смотрит в окно.
- Вроде и ситуацию обрисовал, и так и не сказал ничего толком, - кивает сестра, глядя на забытые на столе предметы - прядь золотистых волос, марионетка с обрезанными ниточками и разорванная золотая цепочка с кулоном. Когда он успел их оставить? Или они сами появились, словно откликнувшись на зов?
- А теперь слушайте, про что он не рассказал, - подаёт голос зверь со своего шкафа.
"...Такого беспросветного, звенящего от тишины одиночества не приходилось испытывать никогда.

Тихо. Темно. Безнадежно.

И так теперь будет все время. Одиночество и пустота до конца жизни. От того, чтобы сжаться в комочек и безнадежно заскулить, удерживала только злость. На себя.

Знал, на что идешь. Знал, что так будет. Теперь не жалуйся.

– Кукла без ниточек, – услышал он, и поднял взгляд, бездумно отреагировав на голос."1

Лишившийся импринтинга аристократ должен был сойти с ума и погибнуть буквально в считанные часы. Андре продержался больше года, но безумие добралось и до него.

...Глупо как-то, - зверь фыркнул и растопорщил хвосты. - Упёрся он, как баран, в свою потерю, а если б развернулся, увидел бы, что сзади вообще-то стоит целый влюблённый рыцарь и весь его...
- Что тогда хороним? Потерянную любовь или уверенность в том, что всё плохо?
Зверь спрыгивает со шкафа, устраивается на столе и начинает вылизываться прямо на документах.
- Так что хороним? - светловолосая эльфийка дёргает за один из трёх хвостов.
- Как обычно. Случай-то типичный, - топорщит усы конторский талисман.

***
Редко когда удаётся обойтись без воды, вот и сейчас без неё никуда. Каждому заказу - свои травы, чем сложнее заказ - тем больше трав. Всё просто.
Каллы - преклонение.
Гелиотроп - преданность.
Аконит - смерть.
Вереск - память.
Ноготки - отчаяние.
Пятилистник - прозрение.
Незабудки - любовь.

Ещё немного подержать котелок на огне - и можно отставить в сторону, чтобы остывал. Впереди ещё много работы.

***
Пестрые вязанные коврики прикрывают чуть скрипящие под ногами половицы. Старый дубовый стол, накрахмаленная скатерть, цветные салфеточки на комоде, расписные вазочки, тарелочки и горшочки по полкам на стенах. Охапка сирени в белой фарфорой вазе и спелые сливы в глиняной миске на столе.
"Ох, оказывается, не только наш сад завел себе собственные законы природы!"
- Мастер... Здравствуйте, Мастер...
Из кресла у окна ей навстречу поднимается сгорбленный, почти лысый старичок. Улыбается радостно, но взгляд - острый, пристальный.
- Здравствуй, деточка. Что у вас стряслось?
Щеки женщины вспыхивают жарким румянцем. Вот оно как. Сразу понял - стряслось... Что не просто так, проведать, загялнула на огонек внучка старого, легкой ему дороги, друга. По делу. За помощью.
Стыдно-то как.
Но дело есть дело.
- Вот, - протягивает на раскрытой ладони злополучную цепочку с кулоном. - Это нужно... переделать. В феникса. Вы... можете, Мастер?
Старик смотрит на предмет в ее руке, в его взгляде напряженый интерес мешается с азартом - и удушливый стыд, охвативший женщину несколько мгновений назад, внезапно отступает. Правильно. Все правильно. Не жалость, не равнодушное участие по обязанности - их бы он не принял. Но обращение к его мастерству, истинному Мастерству... Да.
Ювелир забирает у нее украшение, гладит его кончиками тонких, высушенных временем пальцев, подносит к глазам и снова смотрит на женщину.
- Так вы там что же?.. По-прежнему хороните мертвое? Или теперь и судьбы перекраиваете? Или, того пуще, новые создаете?
Одобрительную усмешку в его взгляде она скорее угадывает, чем видит наверняка.
- Просто иногда это одно и то же. И одно невозможно без другого.
- Совсем взрослые уже... Взрослые уже малышки... - неожиданно как-то совсем по-стариковски вздыхает ювелир. - Ты домой иди, деточка. Завтра к вечеру приходи - будет вам феникс, не переживай. Слив вон прихвати...
Женщина идет по улице, прижимая к себе миску со спелыми сливами, и улыбается. А воздухе витает запах цветущей сирени.

***
Золотистая прядь больше похожа на творение неизвестного ювелира, чем на настоящие волосы, но металл не бывает настолько тёплым и живым даже в творениях легендарных мастеров. Для работы она пока ещё коротковата, но и это вполне поправимо, ведь как раз вода в котелке остыла до нужной температуры, и можно продолжать. Золото волос темнеет от влаги - то, что нужно для чародейства. А какое же чародейство без песни? На этом языке уже давно не говорят, и, тем более, не поют, но эта колыбельная нам подойдёт.
Андэле-тэи кор-эме
Эс-сэй о анти-эме
Ар илмари-эллар
Ар Эннор Саэрэй-алло…
Я подарю тебе мир мой – родниковую воду в ладонях, звездную россыпь жемчужин, светлое пламя рассветного Солнца…
2
Петелька за петелькой, узелок за узелком появляется на свет тоненькая плетёная тесьма, а прядь волос всё не кончается и не кончается. До тех пор, пока мастерица не решит, что уже достаточно. Застёжка здесь будет явно лишней, узелок только помешает - зачарованное плетение смыкается, и уже невозможно различить края тесьмы. Феникс гордо расправляет ажурные крылья, он не улетит и не потеряется, как не порвётся ненадёжный на первый взгляд шнурок. Разумеется, лишь до той поры, пока этот амулет будет необходим.

***
То тоскует, то смеется,
То резвится на краю...
Если жизнь твоя порвется -
Тебе новую сошьют...
3

...Когтистые лапы не предназначены для того, чтобы держать иглу? Значит, пусть они станут руками. Теперь о синем чучелке с верхней полки шкафа, которое так часто приводит гостей в недоумение, не напоминает ничего, кроме синих пушистых ушей и тройного хвоста - такие уши лучше улавливают звуки, а хвост... просто так больше нравится.
Впрочем, это всё лирика.
- Что с тобой делать-то, горюшко ты луковое? - лежащий на столе безликий человек кажется мёртвым: марионетка, если не дёргать её за ниточки, превращается в никчёмный набор деталек, бесформенной кучей сложенный на столе. Безвольно раскинутые ручки с изящно выполненными кистями, ножки - всё собрано хорошими, добротными шарнирами. Видно было, что над куколкой работали и работали тщательно. Когда-то человечек умел двигаться, ходить, танцевать, мог приветствовать друга взмахом руки...
Когда-то. Когда за ниточки ещё дергали умелые руки кукловода.
Когда его душа была и душой это марионетки.
Сейчас безвольное тельце лежит здесь, никому не нужное, всеми забытое - ниточки грубо оборваны, танец прерван.
Что чувствует марионетка, когда ниточки рвутся?
Взять куклу в руки, вытащить из неё все крючки-крепления, разложить на столе - наверное, так же в своё время боги задумчиво подбирали детали, сотворяя человека.
Стоп. Лирика. Не отвлекаться. Ловить настроение, пока ещё тихо, пока солнце ещё не взошло.
Снова собрать куклу, на этот раз на резинку. Поставить на ноги.
- Оп! Стой-стой, не придуривайся - я прекрасно знаю, что ты можешь стоять сам. А мотивация - дело наживное...
Человечек упорно не хочет стоять - то завалится на колени, то согнётся вперёд. Резинку придётся натянуть сильнее. Половина падений - в сторону лежащих рядом ниток.
- Хорош! Не нужны они тебе больше. Отвыкай.
После пятнадцати минут уговоров и подтягиваний резинки человечек, похоже, осознал, что нитки ему и впрямь больше не нужны. Вместо безвольной тушки на столе в вальяжной позе расселась маленькая самостоятельная личность.
Переворошить запасы, вытащить все мешки с лоскутами. Тутовый итальянский шёлк - остаток вечернего платья, отданный кем-то кусок кружева ручной работы, брючная ткань, из которой так ничего и не пошили, кусочек кожи - всё сгодится.
Солнце уже взошло, оно так и не увидело, кем ещё пару часов назад был этот маленький господин в рубашке с кружевными манжетами, стильных брюках и ботфортах.
Свет полностью залил комнату. Теперь можно взяться за самое сложное. Пальцы мешают пластику, придают гладкой, как яйцо, голове черты. Краски смешиваются на небольшой палитре, тонкие, маленькие кисти скользят по гладкой поверхности, прорисовывая аккуратные брови, очерченные скулы, глаза с вечной лукавой смешинкой, ровные губы, в уголке которых притаилась дежурная колкость - лицо клиента стоит перед глазами, не исчезая.
... Смахнуть ладонью обрезки мягких золотых ниток, из которых получилась весьма недурная золотистая коса ниже поясницы. Убрать со стола, чтобы не объяснять следующему клиенту, почему вместо похоронной конторы тут швейная мастерская.
- Ну что, мелкий? Сам-то как себя чувствуешь?
В какой-то момент показалось, что на маленьком лице промелькнула улыбка. Или не показалось?
Спрыгнуть со стула, синей молнией метнуться на шкаф. Нечего светиться перед клиентами, назвался конторским талисманом - будь добр соответствовать. А то не объяснишь же, что и с таким талисманом можно проконсультироваться.
Скрип двери. Заходят. А лица-то, а тени под глазами - ложились вообще или опять свой гербарий до полуночи варили?
- Как успехи?
- Да вон сидит, - со шкафа лениво свесился синий тройной хвост, за который тут же играючи дёргают. - Что скажете?
- Ох ты... Хорош!
- Во-во, - втянуть хвост обратно на шкаф, нечего за него хвататься. - А прикидывался, что сам стоять не может...

Глаза очерчены углем,
И капли ртути возле рта.
Побудь натянутой струной
В моих танцующих руках.

Каких бы слов не говорил,
Такие тайны за тобой,
Что все заклятия мои
Тебя обходят стороной.

Открыта дверь тебе, я жду,
В одну из пепельных ночей.
И твои руки обовьет
Змея железных обручей...
4

***
- Ваш заказ выполнен, - одна из женщин ставит перед гостем резную деревянную шкатулку, вторая кладёт рядом золотой кулон. - Амулет нужно будет носить, не снимая, а что делать с содержимым шкатулки, я думаю, Вы догадаетесь сами.
Гость нетерпеливо поднимает покрытую лаком крышку и удивлённо замирает, встретившись взглядом с куклой.
- Мяу? - холодный мокрый нос ловко тыкается в запястье, подталкивая руку к шкатулке. А в подозрительно умных жёлтых глазах немой укор: "Что, неужто не нравится?"
Маленький человечек задорно ухмыляется из коробки, словно тоже недоумевая, почему его не хотят взять в руки.
- Мрррррр, - зверёк одним движением перетекает с колен на стол, ходит вокруг шкатулки, как голодный кот. Потом отпрыгивает и принимает охотничью стойку - кот решил поиграть. Прыжок, стукнуть лапой по пальцам, отпрыгнуть. Прыжок, стукнуть лапой по пальцам, отпрыгнуть.
"Ну, салка! Салка! Теперь ты лови!"
Понимая, что пауза становится слишком неловкой, гость всё-таки берёт куклу в руки, осторожно рассматривает со всех стороном, улыбается краешком рта, получая в ответ точно такую же улыбку.
- Я буду его беречь. - Улыбка с краешка рта растягивает губы полностью, тонкие пальцы гладят синюю шёрстку сразу подставившего спину зверька. - Спасибо.
Судя по выражению маленькой мордашки - ещё неизвестно, кто за кем будет присматривать. Ведь теперь марионетка может стоять сама, без ниток кукловода.

***
....—Чему ты улыбаешься?
— Думаю о тебе.
1

Синие глаза внимательно смотрят, в них такое неприкрытое ожидание подвоха, что невольно становится смешно. Не бойся, мальчик, никакого двойного дна - весь твой, как есть. Теперь уже точно - весь.
Маленькая кукла с полки нарочито отстранённо смотрит в другую сторону, а на губах - такая же улыбка, как та, что только что была ответом на немой вопрос.
Странное чувство - любовь. Его трудно найти, трудно узнать, трудно принять - и так трудно потерять.
И ещё труднее избавиться от застилающей глаза боли от разрыва, чтобы снова увидеть солнце.
- А это откуда? - взгляд мальчишки всё-таки упал на сидящего на полке человечка.
- Подарок. На память, - губы растягивает ухмылка. К собственному удивлению, без привычного сарказма.
- И это о чём таком ты должен помнить? Ведь это же твоя собственная копия...
- Именно, - подойти сзади, пока мальчик отвлёкся, поймать за талию, привлечь к себе, зарыться носом в растрёпанные светлые волосы. - Именно о себе я и должен помнить.
- Уж о ком, о ком, а о себе ты точно никогда не забываешь, - мальчишка с улыбкой фыркает.
- Забываю. Иногда. Как только ты попадаешь в поле моего зрения. И посади ты его обратно на полку, а? Не думаю, что ему стоить видеть то, что будет дальше.
- А он увидит что-то новое? - улыбка мальчика перерастает в неприкрытое хихиканье.
- Нет, но у него такая паскудная ухмылка, что я начинаю стесняться.
- Ты?
- Воот, это всё твое тлетворное влияние...

I just tell myself
that something more could help
to keep my conscience clear
it's all because of

you know I needed more
that I needed something you could never say
it's all because of you.
5

1 - Н. Игнатова "Бастард фон Нарбэ"
2 - Н. Васильева "Черная книга Арды"
3 - Пикник "Пентакль"
4 - Пикник "Глаза очерчены углем"
5 - Balligomingo "I Just Tell Myself"

@темы: выполненный заказ

URL
Комментарии
2010-10-21 в 23:47 

ann.tropie
От третьей звезды направо и прямо до самого утра © // Have been unavoidably detained by the world ©
Так вот как оно было..:) Спасибо сестричкам. И талисману, конечно же))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Похоронная контора "Нолдо и Нолдо"

главная