Дух-Хранитель
Похороним что угодно, кого угодно, где угодно - в пределах разумного.
Случайная встреча…
Случайная встреча – это ведь так ужасно банально, правда? Все эти глупые и пошлые истории начинаются со случайных встреч. Вечные и великие, правда, тоже, но что уж…
Случайная встреча. В чужом городе – для них обоих чужом. Среди случайных и чужих, в сущности, людей. Бывает, да. Каждый день с кем-то случается. Вот и с ними – случилось. Только – с ними ли? Или – с ней?..
И чем он ее таким зацепил? Молчаливый, спокойный. Улыбка… Хорошая такая улыбка. Открытая. Обыкновенный, вообще-то.
И ведь не сразу поняла… Просто вернувшись домой, вспоминала его то и дело.
Почему-то подумалось: а ведь с таким могло бы получится. С чего бы вдруг? Да просто так. Подумалось. А потом мечтаться начало. И вериться, что да, получится.
Потом она к нему в гости приехала. Ну, не совсем к нему… В город его. Красивый город – он ей его сам показывал. Водил везде, рассказывал. Ей так хорошо рядом было. Вот просто рядом и ничего такого. Спокойно, уютно. Как в детстве, только по-другому. Она все ждала – слова, шага… Начала. Того, что обязательно должно было получиться. Как мечталось и верилось.
Не дождалась.
Не решился? Или вовсе ни о чем таком не думал? Не узнать теперь.
Она его на прощание в щеку поцеловала, когда он ее провожал. По-дружески. Мол, спасибо, что все тут показал и рассказал. Очень было здорово и интересно.
Мелькнуло у него что-то в лице, нет? Она рассмотреть не успела. Помахала рукой и уехала.
Вот и все. Не вышло ничего..
Вериться, конечно, перестало тут же. Во что уж тут верить, когда оно все вот так… не так совсем.
Перестало вериться. А мечтаться – нет.


… Дом его, в его городе. Уютный, надежный… теплый… Утро – солнечное и прохладное. Шумное и суетливое. Молоком пахнет. И бутербродами, пригоревшими чуть-чуть.
«Мама, опоздаем!»
Мальчишка. Сын. С ее глазами и его улыбкой. Сейчас вот не улыбается, правда. Бровки насупил, того и гляди заревет… Букет из вазы тянет, перевернет сейчас, точно.
И правда, опоздаем. Я же всегда опаздываю, вовремя приходить не умею, вот да… Черт, да где же расческа? А заколка где?..
«Никто никуда не опоздает»
Спокойный, улыбается. Букет перехватил.
«На зеркале твоя расческа, в ванной. А заколка – на тумбочке»
Уф, все вышли. Идем. В школу, в первый раз – это серьезно, между прочим. Теплая детская ладошка в моей руке. Крепкая мужская рука обнимает за плечи.
Жена, мать… Как же хорошо. Как же мне хорошо с вами, любимые мои…

Мечтается.
Раз за разом перед глазами встает. Звучит, видится. Пахнет, все кожей чувствуется. Не уходит, не отпускает.
Мертвое.


- Похороните мою мечту.
Пустая чашка с тихим звяком опускается на блюдце. Вкусный у нас у них тут чай. Ароматный, горячий.
Шуршат белые атласные листы, исписанные размашистым, не очень разборчивым почерком. Серые глаза смотрят серьезно и дружелюбно. Тонкий палец с коротким розовым ноготком деликатно указывает вниз странички.
- Вот здесь. Распишитесь, пожалуйста.
Блестящие золотые кругляшки ложатся на стол и тут же исчезают в верхнем ящичке.
- Не волнуйтесь. – Мягкий, ласкающий голос, сдержанная улыбка. – Ваш заказ будет выполнен в кратчайший срок.
Звякает колокольчик. Закрывается дверь.

Шорох сухой травы, булькание воды в котелке, отблески огня в жаровне.
Щепотка.
Листочек.
На кончике ножа.
Горстью, не глядя.
Остролист – семейное счастье. Мох – материнская любовь. Черника – доверие….
Мак – забвение.
Радужные капельки веером – с шипение растворяются над открытым огнем. В воздухе остается невесомый сладковато-горький аромат.

- А может, не надо было, а? – грустно, почти жалобно. – Она ведь его правда любит.
- Она его видела два раза в жизни, – скептическое хмыканье из-за горок раскрытых и сваленных на столе книг.
- И что? Хочешь сказать, не бывает?
- Бывает-бывает. Все бывает… Но это – не будет.
Подходит, заглядывает через плечо, отводит лезущие в лицо чужие взлохмаченные локоны, так похожие на ее собственные. Смотрит.
Едва слышно позвякивают браслеты, рука уверенно черкает по листку – размеченный круг, значки, цифры…
- Точно не будет?
Жалко. Значит, все-таки мертвое. Похоронили – и правильно. А все-таки… таким живым ведь выглядело… Жалко.
- Угу, точно.
С жалобным шорохом обрушивается лежащий на краю фолиант. Синее и пушистое сворачивается клубочком, уверенно занимая его место. Слегка подрагивающий розовый носик подлезает под локоть. Внимательный взгляд из-под пушистых ресниц скользит по значкам на листке.
- Точно-точно, – мурлычет. Острый коготок тычет в одну из закорючек. – Че, сама не видишь, что ли?
Зара-аза… Знает же, что она не видит. То есть, видеть-то видит, но читать всего этого не умеет.
Астрология – наука. Точная. Сложная. Ей не дается…
Роскошный тройной хвост уютно оборачивается вокруг лапок. Хитрый взгляд и насмешливое мурлыканье.
- Там же мальчишка был… в этом… дохлом… А она… – Глазки-бусинки довольно жмурятся. – Она ему девочку родит, видно же...

@темы: выполненный заказ